Дело об аварии на Ленинском могут возобновить

26 июля 2011 / просмотров

Конституционный суд России рассмотрел дело о проверке нескольких статей УК, которые регламентируют прекращение дела в связи со смертью подозреваемого. Родственники Ольги Александриной, погибшей 25 февраля прошлого года в ДТП на Ленинском проспекте вместе со своей свекровью, недовольны, что расследование этого резонансного дела было прекращено, а просьбы о продолжении расследования для возможного установления невиновности и реабилитации Александриной судами были оставлены без внимания.После того, как в августе прошлого года следствие высказало версию о том, что в аварии виновата сама Ольга Александрина, а не водитель «Мерседеса», с которым столкнулась погибшая, дело не было передано в суд, однако оценка следствия осталась. В зале суда присутствовал корреспондент «Вестей ФМ» Олег Яхонтов.Дело, которое слушалось в Конституционном суде, вызвало дискуссии и в зале заседаний, и в кулуарах, поскольку оспариваемая статья УК допускает довольно широкое трактование, а значит, субъективный подход. По мнению заявителей, так и поступил Следственный комитет, прекратив уголовное дело по факту резонансного ДТП на Ленинском проспекте в Москве в связи со смертью одной из участниц аварии Ольги Александриной. По мнению ее отца Сергея Александрина, до суда, который бы установил виновного, дело не дошло, но ярлык «подозреваемой и обвиняемой» у его дочери остался:«Формально ее не обвинили и не имели права обвинить. Но закрывается дело по статье, по которой закрываются дела в связи с гибелью подозреваемого или обвиняемого. Значит, формально она является обвиняемой или подозреваемой. Нужно доброе имя защищать — идите в Гражданский суд! Но при этом говорится: ее ж формально никто не сделал обвиняемой, не было заключения суда, про нее никто ничего плохого не говорил. Вот вам замкнутый круг, по которому человек может ходить всю жизнь и так ничего и не добиться».По мнению Сергея Александрина и его адвокатов, оспариваемая статья УК лишает права возражать родственникам погибшей против прекращения дела и ее реабилитации, ведь реабилитировать можно лишь виновного, а таковым кого-либо признает лишь суд, которого так и не было, но зато осталось клеймо виновной в аварии, о котором говорили следователи на стадии завершения расследования. Это было их субъективное мнение, и формально оно не имеет без решения суда никакой юридической силы, но защитить доброе имя погибшей невозможно, а главное, крайне трудно требовать дальнейшего расследования, которое, по мнению родственников Александриной, велось с нарушениями. Однако, по словам представителя президента России в Конституционном суде Михаила Кротова, любые действия следствия можно обжаловать в судебном порядке:«У нее статус лица, не привлеченного к уголовной ответственности, поэтому вопрос о продолжении расследования в отношении умершего законом не предусмотрен. Если адвокаты считают, что следователь неправильно сделал вывод, то для этого есть обжалование действий следователя. Они их обжаловали — суд признал действия следователя законными и правомерными».На этом круг замыкается, поскольку московские суды отказывали родственникам погибшей Ольги Александриной, основываясь на том, что она формально невиновна, следовательно, реабилитации не подлежит, и дальнейшее расследование бессмысленно. Что же касается материального ущерба и защиты ее доброго имени, то это дело другого суда — гражданского. По мнению адвоката заявителя Игоря Трунова, оспариваемая норма УК нарушает еще и принцип презумпции невиновности и права на судебную защиту. Используя закон, следователи могут относиться к подобным делам об авариях, возбуждаемым не в отношении кого-то, а по факту ДТП, предвзято:«Сегодня следователь легче заинтересовывается выжившим, потому что он кровно заинтересован не сесть в тюрьму, у него есть возможности и деньги и он участвует процессуально в деле. Сторона родственников погибшего не имеет таких возможностей. Они процессуально не участвуют, поэтому ежегодно 30 тысяч аварий в России связаны с гибелью, и, как правило, решения выносятся не в пользу погибшего, потому что следователь может безнаказанно вынести любое решение, а обжаловать это в суде нельзя».В этой неоднозначной ситуации, когда один и тот же закон трактуется сторонами по-разному, и у каждой своя правда, должен разобраться Конституционный суд. Решение будет приниматься в закрытом режиме, а оглашаться — на открытом заседании. Как правило, на это уходит полтора-два месяца.

Комментарии:

Комментариев еще нет? Добавь!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.